Header image
line decor
line decor

 

 

 
 
Забыть Путина, или Идеаллогия


Забыть Путина!!!В русской истории наконец-то возник задел для белого пятна. Этим белым пятном может стать эпоха президентства Владимира Путина, незаслуженно наречённая путинизмом. Чтобы выслужиться в историческую нарицательность, потребовалось придумать чадаевскую идеаллогию. Идеолог Алексей Чадаев выбрал себе в (п)резиденты идеолога Владимира Путина. Неразделённое признание перекинулось в расхожую народную мудрость: «Идеолог идеолога увидит издалека».  

Вот так сверхнезадача – организовывать конкурсы среди граждан страны на лучшую национальную идею и выжидать самую неподходящую для того, чтобы разыграть на её фоне демократическое лото, – ностальгическое попурри по былой фальсификации истории. Вот так сверхнечеловеческие усилия – прокатить путинский режим по чистой доске историософствования, – по лыжне имперскости прямиком в бездну забвения.

Россия a la Путин – это немножко политической всеядности (от А до Я путинизма), – идеологического гламура (постмодернистские заголовки «Российской газеты»), – русской вшивости (иудео-христианский атеизм), – и эпилепсии государственничества, сдобренного эпштейновским глокализмом. Россия безвременья Путина – это старушка-процентщица, так и не дождавшаяся своего Раскольникова, – оставшаяся в полном одиночестве – наедине с пришпоренным топором на стене, – так и не взрастившая на своей национальной беспочвенности Смердякова – единственного выразителя её исторического мессианства, – мессианства апокалипсиса.

Путин – это никакой не временщик, – это никакой временщик. Путин – это рантье с исторического временщичества. Если угодно – обыватель всемирной истории, путающийся в паутине верёвочных эшафотов. До сих пор неверится, что придумана путинская идеология, – вот-вот – даже word’овская орфография подчёркивает всё путинское как ошибочное, – даже в тезаурусе Word’a нет места ничему путинскому, – так-с – некоторая филологическая оплошность.

Идеология? Идеаллогия? Идеолохия? В общем и целом – идеология для лохов, – идеолохия для идеологов, – идеаллогия для политизирующих олухов, – политтехнологических эрудитов-паразитов, – с подачи философа Фёдора Гиренка – эрузитов.

Забыть Путина – восстановить историческую преемственность в России, которая всегда выражалась в методологической фальсификации истории, – в фальсификации с целью отстоять своё подлинное пространство исторической судьбы. Историческая судьба России – в отсутствии сугубо национальной истории. У России есть только всемирная история, – история собирания вокруг себя всемирной истории, – история раздаривания всемирной истории соседним землям, – история включения соседних земель в лоно всемирной истории, – национальное самоотрицание в пользу всемирной истории, – отсутствие национальной истории вследствие отсутствия нации, – национального самосознания, – национальная история всё время отменяется, поскольку признаётся неподлинной, – либо отменяется в угоду сегодняшнего дня, – переписывается в отсрочку настоящих исторических времён, – про чёрный день, – на действительный чёрный день.

Забыть Путина – вернуться к подлинной идеаллогии русской истории, которая всегда выражалась на языке Идеала, а не на языке Идеи. При всей родственности этих понятий, на стороне Идеала – необратимость (анизотропность) исторического времени, вектор которого всегда направлен в будущее, чреватое уменьшением ностальгической энтропии, – неупорядоченности исторической памяти, опасное своей антропией – ещё большей хаотичностью, – являющейся антропологической константой энтропии, – сверхэнтропией под стать сверхчеловеку истории, – истории сверхчеловека, – сверхчеловеку сверхистории, в то время как на стороне Идеи – эклектическая обратимость времени, собирающая в гербарный пучок исторические корни.

Забыть Путина – не позволить Путину вылепить из русского народа голема нации, – национального голема, – идеологически-упитанного, – тенденциозного в своей идеологической целомудренности, – настойчивого до национального мифа, – до национальной мифологии о национальной мифологии, – трудоспособного для истории, – конкурентоспособного для всемирной истории. Заветное словечко найдено – конкурентоспособность. Историческая конкурентоспособность России – это конкурентоспособность помимо Путина, – с Путиным или без Путина – не так важно для нас, русских. Путинско-чадаевская идеология хочет превратить русского по определению в конкурентоспособного русского по определению, – в человека без определённой русскости, – в месиво исторических конкурентоспособностей, почерпнутых со свалки всемирной истории, – с оглядки на завтрашний обывательский (идеологический) день, – на путинский полдень русской истории, который с легкой руки Ницше можно хоть сейчас проклясть троекратным отвращением. Не одним Путиным и «Единой Россией» жив русский человек!

Забыть Путина – сплюнуть идеологическую пыль с запылённых полок русской истории, – с исторического коромысла, в которое запряжена загадочная русская душа, – в коромысло, на одной стороне которого обвисла хоругвь православия, а на другой стороне – хоругвь язычества, – если не атеизма. Горько констатировать, но благодаря советской власти русский народ стал необратимо-атеистическим. В этом статистическом факте (в факте количества верующих, еле-еле дотягивающих до обыкновенной статической погрешности) – её мессианская роль. Отныне стыдно надеяться на Апокалипсис нищих духом. Впереди России – только её всемирно-исторические поминки. Призрак бродит по России – призрак Смердякова. Доверенность держать руку на пульсе спиритического сеанса переадресована врождённым атеистам, чей лозунг гласит: «Не в наших силах побороть томление духа, но наши потребности превосходят возможности своей реализации». Православная реакция Путина – всего лишь реакция. На почве пафоса фашиствующего православия (санкционированный разгром выставки «Осторожно, религия!»), сосредоточенного вокруг автомобильной стоянки под Храмом Христа Спасителя, могут вырасти лишь идеологические мухоморы, из которых очумелые ручки кремлёвских политтехнологов сварят зелье национальной мифологии.

Забыть Путина – высказаться категорически-предвзято, – жертвуя исторической инициативой России, – пускаясь в расход России ради атеистического эксперимента, – освежёвывая Россию на алтаре исторической справедливости. Если Путин и немец – то всё же немецкий Обломов, а не русский Штольц, – а не немецкий Штольц, – а не русский Обломов. Путин – это карикатура на Штольца. Путин – это карикатура со Штольца глазами Обломова, избравшего его себе в (п)резиденты. Наконец, путинщина – это разновидность штольцовщины на Руси. Путинщина – это попытка вписать Россию во всемирно-историческое мифотворчество, – в пространство двойной мифологической морали, – в пространство исторического пата.

Забыть Путина – повременить с растаскиванием России по национальным интересам, – сохранить Россию монолитным котлом переплавки народов, – местом схождения национальных историй во всемирную историю. Историческая конкурентоспособность России – клятва на верность путинизму, в арсенале которого искажённая ностальгия по светлому будущему, доставшаяся в наследство с советских времён. У России не может быть времени, у России может быть только вечность, – не вечная память, а память вечности. Россия без Путина – Вечная Россия. Россия с Путиным – служанка исторической конкурентоспособности всемирной истории, – служанка, у которой для вечности – вечный цейтнот, – у которой в современниках самый последний путинец.

Забыть Путина!!!Забыть Путина – переиграть идеологическую провокацию русской истории в исторические предпосылки русской идеологии, придуманной ради обеления путинского временщичества, – ради пустого места, рискующего стать к тому же ещё и белым историческим пятном. Исторически-оправданное временщичество – это и есть собственно путинская идеология, – попахивающая эстетикой конца истории, – идеология, разлинованная под вертикаль временщичества, – под словарное значение – получение высокого положения по воле стоящего у власти покровителя, – идеология смены элиты временщиков, – элитных временщиков, – идеология коррумпированной вертикали, – вертикали коррупционеров, – идеологических коррупционеров русской истории.

Забыть Путина – тавтологично забыть Чадаева. Идеология Путина, сочинённая Чадаевым, – это плагиаторское возвращение к летописной ангажированности истории. Алексей Чадаев – путинский летописец по найму. На то он и Чадаев, а не Чаадаев, чтобы быть выразителем идеологии вертикальной импотенции российской власти, – идеологии идеологического вакуума, – власти безвластия, – вертикали леса из самых плохих деревьев – русских крестов.

http://www.t-e-x-t.ru/recen/recen-zabit.html

http://www.nazlobu.ru/publications/article1848.htm

 

 
© А. С. Нилогов


Сайт управляется системой uCoz