Header image
line decor
line decor

 

 

 
 
"Голубой" дискурс философии
Интервью с Вадимом Петровичем Рудневым
Сайт www.gay.ru, 08 апреля 2005 г.


Доктор филологических наук Вадим Петрович Руднев известен (в том числе и читателям нашего сервера) своими яркими и разнообразными публикациями, посвящёнными широкому кругу проблем семиотики и культурологии, психологии и психоанализа, философии и литературоведения. Именно поэтому в первую очередь к нему мы и решили обратиться со своими вопросами о «голубых» сюжетах в философии.

В. В.

Руднев и Нилогов– Вадим, как вы относитесь к гомосексуальности?

– К гомосексуализму как одной из разновидностей сексуальной ориентации отношусь спокойно, без явных предрассудков. Не вижу в нём ничего противоестественного. Но о гомосексуализме мне легче всего говорить не как философу, а как психологу-психоаналитику, связывая причину гомосексуальности с паранойей – психическим расстройством, проявляющимся в боязни быть обманутым, «опущенным», преследуемым. Из текстов классического психоанализа в данной трактовке назову два исследования – «Случай Шрёбера» З. Фрейда и «Гомосексуализм и паранойя» Ш. Ференци.

– Общеизвестно, что философией занимаются почти исключительно мужчины. В истории философии мы не найдём и десятка женских имён, которые бы оставили в ней свой заметный след, учитывая при этом, что большинство из них является достоянием эмансипации и феминизации в XX веке. Не кажется ли вам, что история философии имманентно гомоэротична и мизогинична (Мизогиния – презрение к женщинам)?

– Опять же я готов отвечать лишь в качестве психолога. Мне кажется, что такое положение вещей можно объяснить преобладанием у философов шизоидного типа личности. Шизоидный тип личности – конститутивно мужской тип с очень развитыми идеализмом и рациональностью мышления. Поэтому женщины-философа не может быть в принципе. Женщина для философии может оказаться непоправимо практичной.

– Вадим, вас когда-нибудь интересовала «голубая тематика» в истории философии? Можете ли вы назвать имена наиболее известных вам гей-философов?

– Нет, не интересовала. Специально этой темой я никогда не занимался и, думается, никогда не буду. Среди имён на слуху упомяну Сократа, Платона, фон Вейнингера, Фуко.

– В своей книге «Винни Пух и философия обыденного языка» вы приводите новый – так называемый взрослый перевод популярной детской книги А. Милна. В комментариях вы почти откровенно описываете гомосексуальные отношения между Винни Пухом и Пятачком, но не называете вещи своими именами. Поясните, пожалуйста, свою позицию.

– Все дети по природе бисексуальны. Этимологически Винни Пух (Winnie Pooh) – это андрогин. Пятачок вообще напоминает женоподобное существо, а в виде игрушки Кристофера – сына А. Милна – и вовсе именуется «Щелью». Говорить о прямолинейной гомосексуальности милновских персонажей я бы всё-таки поостерёгся, остановившись скорее на её скрытых проявлениях.

– В написанной вами биографии Людвига Витгенштейна отдельная глава посвящена проблеме сексуальной идентичности австрийского философа. Цитируя книгу У. Бартли (1973), в которой вопрос о гомосексуальности Витгенштейна начал широко обсуждаться, вы тем не менее склонны усомниться в правомерности сделанных Бартли заключений. Расскажите, пожалуйста, поподробнее об этих свидетельствах.

– В своих изысканиях Бартли ссылается на показания частных разговоров с людьми, близко знавших Людвига Витгенштейна.

Кроме того, Бартли проинтерпретировал тексты двух сновидений Витгенштейна с явным гомосексуальным подтекстом, услышанные им опять-таки со слов тайных информантов. Во многом они совпадают с материалами секретных дневников философа и, возможно, были почерпнуты Бартли именно оттуда.

Рэй Монк, автор капитальной монографии о жизни Витгенштейна (1990) приложил к своей книге специальное исследование, посвящённое книге Бартли и вопросу о гомосексуализме Витгенштейна.

Цель приложения Монка была не в том, чтобы доказать отсутствие гомосексуализма Витгенштейна, а в том, чтобы доказать, что наиболее шокирующие повествования о похождениях Витгенштейна не поддаются никакой проверке реальными источниками и поэтому, скорее всего, выдуманы автором, ибо ненадёжный источник – не источник.
По мнению Р. Монка, если Витгенштейн и вёл гомосексуальную жизнь, то лишь в своём воображении, являясь латентным гомосексуалом и, по всей вероятности, девственником.

– Вадим, как гомосексуальная версия жизни Витгенштейна повлияла на философское сообщество и лично вас?

Витгенштейн– Появление книги Бартли в англосаксонских кругах вызвало целую бурю эмоций. Одни бушевали праведным гневом, другие наоборот заявляли, что лишь теперь, узнав, что Витгенштейн был гомосексуалистом, они наконец-то по-настоящему поняли его творчество.

Жизнь Людвига Витгенштейна всегда была для меня образцом настоящего служения делу философии. С одной стороны, он видится совершенным «психом», невыносимым «сумасшедшим профессором», непредсказуемым человеком не от мира сего, с другой – представляется человеком чрезвычайно ясного ума, мудрым, добрым и прекрасным. Допускаемая гомосексуальность Витгенштейна, несомненно, может мотивировать определённые моменты его жизни и творчества (например, то, что на протяжении всей жизни он дружил исключительно с мужчинами – Дэвидом Пинсентом, Фрэнком Рамсеем, Френсисом Скиннером, Паулем Энгельманном, Беном Ричардом, первые три из которых умерли молодыми, или его хрестоматийное безбрачие), но, вполне очевидно, что не всё.

– Вопрос о гомосексуальности немецкого философа Фридриха Ницше также не нов. Действительно ли, что такие косвенные улики, как воспоминания и переписка, не могут являться достаточными доказательствами гомосексуальности философов? Необходимы какие-то более значимые подтверждения?

– Трудно сказать. Теоретическая философия – это область, по преимуществу закрытая для личной жизни её создателей. Возможно, что косвенные доказательства и в самом деле могут оказаться единственной зацепкой в прояснении подобных вопросов.

– Готовы ли вы вместе с Гегелем разделить мнение о том, что смертельный приговор древнегреческому мудрецу Сократу за идеологическое и гомосексуальное разложение афинской молодёжи стал всемирно-исторической трагедией человечества – победой невежества и мракобесия над знанием и мудростью?

– Нет, не готов. Величайшая трагедия в истории человечества всё ещё впереди.

– Каково ваше мнение о таком духовном направлении на стыке гомосексуальности и философии, как гомософия, или философия однополой любви?

– Гомософское начинание возможно. Философские опыты Платона и Розанова – тому положительный пример. Однако важно не переусердствовать с гомосексуальным подкопом в историю философии, стараться тщательней взвешивать противоречивые биографические сведения и остерегаться погони за очередной сенсацией.

– Какова ваша гражданская позиция о возможности регистрации в России однополых браков?

– В этом вопросе я потенциально толерантен. Юридическая дискриминация сексуальных меньшинств – свидетельство отсталости морально-правовой культуры общества.

http://www.gay.ru/science/philosophy/rudnev2005.html

 

 
© А. С. Нилогов


Сайт управляется системой uCoz